Соотечественник, покоривший Италию

– Аскар, что предопределило ваш выбор профессии?

– Могу с уверенностью сказать, что большую роль сыграла творческая атмосфера в семье. Бабуля была балериной и значительную часть жизни обучала молодежь народным танцам. Дедушка также был профессиональным танцором. Не являясь профессиональными певцами, они всегда пели. Бабулю отличал абсолютный слух, а деда – очень красивый природный баритон. Уже будучи на пенсии, он даже брал частные уроки вокала.

Родители также в свое время окончили музыкальное училище. Папа какое-то время работал баянистом в военном оркестре, но позже сменил профессию. Как и мама – получив музыкальное и режиссерское образование, выбрала другую стезю. Зато, когда я решил петь, к моему выбору в семье отнеслись с уважением. Никто не стал отговаривать, говорить, что я сошел с ума, что это вовсе не профессия (хотя до сих пор иногда такое мнение слышу от разных людей) и надо поступать, например, на врача.

– Почему решили связать судьбу именно с одним из самых сложных видов искусства – оперным, ведь вы начинали свой путь с театра оперетты, песен Муслима Магомаева? Насколько сегодня понимает и ценит зритель это направление?

– Все началось с отделения именно академического пения в РСМАЛ имени Успенского, где благодаря педагогам Л. Гавриловой и Е. Кирбятьевой понял, чему хочу посвятить свою жизнь. Стал коллекционировать записи, видео, читал автобиографические книги великих оперных певцов и четко понял, что буду развиваться в этом направлении. Концерты, посвященные Муслиму Магомаеву, и работа в театре были после и явились важной составляющей моего становления как личности и артиста.

Опера, действительно, искусство не для всех. И, конечно, если сравнивать разные эпохи, то сегодня жанр переживает не самые лучшие времена, но, несомненно, остается одним из самых сложных и дорогих. Насколько ее ценят и понимают, очень сильно зависит от каждого, кто с ней сталкивается. Еще важно отметить проблему сложившихся стереотипов. Если просто спросить у человека, который не является поклонником оперы, как он представляет себе поход на подобную постановку, то он опишет ее, скорее всего, как некое скучное, непонятное действие с кричащими певцами и нафталиновой атмосферой. Поэтому, считаю, публику надо воспитывать, уже с детства объяснять и приобщать к искусству. И по миру существуют уникальные проекты, с помощью которых это хорошо получается. В Италии, к примеру, благодаря им детишек уже с четырех лет приучают к искусству. Начиная от бесплатного посещения крупнейших мировых музеев и заканчивая музыкальными вечерами, причем школьники не только посещают театр, но и принимают участие в спектакле.

Сейчас я занят в уникальном проекте “Europa InCanto”, по которому уже около 160 тысяч школьников смогли стать частью настоящих оперных постановок, выучить хоровые партии, изготовить костюмы и выйти на сцену в величайших театрах Италии, включая Неаполь или Болонью. Надеюсь, это станет настоящей традицией, позволяющей воспитать нашего будущего зрителя и привить ему любовь к этому бессмертному жанру.

Что можете сказать об оперном искусстве в Италии в целом и в Узбекистане?

– Италия – родина жанра, о чем знают все. Несмотря на это, общий кризис чувствуется и здесь. Но любого его поклонника встретят 46 действующих оперных театров, многие из которых входят в ряды самых известных во всем мире, несколько сотен профессиональных оперных агентств и тысячи культурных ассоциаций. Это тут остается неким народным видом искусства. Оперы ставят не только в театрах, но и различных залах, виллах, исторических дворцах, парках. Вокалом занимаются в любом возрасте, даже просто для себя в виде хобби, поют в хорах по выходным.

Что касается Узбекистана, среди соотечественников немало сильных и красивых голосов. Также были и, уверен, есть педагоги, которые вкладывают всю душу и старания в своих учеников. За последние годы республика наладила много контактов с профессионалами из Европы, в том числе в музыкальной сфере. Думаю, это очень хорошо отразится на развитии оперы в стране.

– Пишут, что ваше исполнение отличает умение соединить актерское и вокальное мастерство. Как это удается и что для вас первосте­пенно?

– Критерии профессионального оперного певца сегодня очень высоки и включают в себя не только владение голосом, но и умение по-настоящему играть на сцене, как это делают драматические артисты. За этот важнейший багаж знаний благодарен своему наставнику, руководителю нашего курса в Государственном институте искусств и культуры Узбекистана, бывшему художественному руководителю и главному режиссеру театра оперетты Сергею Каприелову. Позже совершенствовал в Италии навыки, которые позволяют уверенно работать над персонажем и проживать каждую сцену вместе с ним. Надеюсь, мне и правда это удается. По крайней мере, каждый раз занимаясь новой ролью, уделяю много времени именно сценическому образу, раскрытию психологических особенностей героя.

– Какие партии вам особенно близки и по­чему?

– В мой репертуар входят партии и отдельные арии из произведений Моцарта, Масканьи, Пуччини, Россини, Доницетти, Беллини, Бизе, Гуно, Чимарозы и других композиторов. Какие-то готовлю для скорых дебютов. Несколько дней назад узнал, что осенью у меня состоится дебют в роли Дон Жуана в одноименной опере Моцарта, и теперь приступил к упорной работе над ней. На этот год намечены партии Шонара в “Богеме” Пуччини, Зурги в “Искатели жемчуга” Бизе, Доктора Малатеста в “Дон Паскуале” Доницетти и Бопертю из ранее мне не знакомой оперы “Шляпка из флорентийской соломки” знаменитого Нино Рота. Каждая партия мне близка, а если и нет, значит, моя задача сделать ее таковой для себя.

– Есть ли у вас любимые герои? Почему мечтали исполнить именно Фигаро?

– Помимо очень известных и многими любимых персонажей, как тот же Дон Жуан, есть менее известные, но каждый из них – маленькая мечта, цель для воплощения. Например, Джанни Скикки, Дандини из “Золушки” Россини и другие. Считаю, в любом из них можно найти что-то уникальное, неповторимое, и в итоге именно это сделает героя любимым.

 Что касается Фигаро, то как раз с его острого и яркого характера много лет назад началась моя любовь к опере. Партия, безусловно, считается одной из самых известных и сложных для баритона. Его каватину, которую знают из мультфильмов даже дети, часто просят исполнить на многих мировых конкурсах и прослушиваниях. Для меня лично роль была своего рода планкой, до которой хотел дорасти. И взять ее вопреки тому, что некоторые специалисты оценивали мой голос как неподходящий для нее. В персонаже нахожу много общего с самим собой и получаю колоссальное удовольствие, играя его.

– Чем покорила Италия? Расскажите, как удалось осуществить мечту здесь?

– Если эта страна вас не покорила, наверное, вы просто в ней не были. Здесь, не побоюсь ответить банально, влюбился в музыку, архитектуру, людей, кухню, историю, менталитет, который, кстати, в чем-то схож с менталитетом узбекского народа – люди здесь такие же теплые и открытые. Италия открывалась для меня постепенно, понадобилось немало времени, чтобы стать своим. Язык был одной из причин, по которой после окончания туристической эйфории впал почти в депрессию и чувствовал себя изолированным от общества. Хорошо, что поддерживала музыка, достаточно быстро появились чудесные люди в лице однокурсников, педагогов, которые были очень терпеливы и готовы всегда помочь. Поэтому уже через шесть месяцев сдал тест на знание языка, а позже написал на нем дипломную работу. Итальянская молодежь ничем не отличается от ровесников из других стран. Но можно выделить в них тягу к познаниям и путешествиям. Они часто позволяют себе учиться до 30, а то и старше. Открывая мир, выезжают в другие страны по программам обмена студентами, которые могут длиться несколько месяцев или даже год. И такие возможности, несомненно, помогают общекультурному развитию.

И это при том, что итальянцы – большие традиционалисты, в чем-то это даже им мешает. Но в остальном именно любовь и уважение к наследию позволяют сохранять то, на что приезжают посмотреть туристы со всего мира.

И все же для меня намного важнее покорить не Италию, а публику, завоевать зрительское признание. Можно покорить Эверест – он такой один. А в музыкальной карьере, когда покорил один Эверест, на горизонте появляется новый. В этом и прелесть нашей профессии.

– Знаете ли здесь соотечественников, связанных с искусством?

– Насколько мне известно, выходцы из Узбекистана есть, и если встречаю таковых, вместе вспоминаем родной край, то, что нас связывает. Некоторых знаю лично, с другими поддерживаем общение через социальные сети. Радует, что среди земляков много музыкантов, дизайнеров, художников. Не так давно познакомился c талантливейшей художницей Аидой Абдуллаевой, которая активно налаживает связи между нашими странами, а также со скрипачкой Олесей Русиной.

– Что в Италии знают об Узбекистане?

– Когда спрашивают, откуда я, с гордостью отвечаю, что из Узбекистана. Стоит сказать о Самарканде, Бухаре, как в глазах собеседника загорается живой огонек. Ведь есть даже старая эстрадная итальянская песня – “Samarcanda”. Как уже говорил, итальянцы очень любят путешествовать, и у все большего количества людей вижу неподдельный интерес посетить наши края. А уж тем более сейчас, когда они могут это сделать свободно, без визы.

– Мечта осуществилась, но, как вы заметили в интервью много лет назад, не боитесь, что после осуществления заветного желания в жизни образуется некая духовная пустота. Ведь на смену сбывшемуся обязательно придет новое. Есть ли оно у вас теперь?

– Жизнь подтвердила правильность этих слов. И для меня правда очень символично, что именно статья в “Правде Востока” девятилетней давности заканчивалась мечтами об Италии и партии в “Севильском цирюльнике”, поскольку обе сбылись. Теперь есть другие – новые роли, театры, страны. Одна из них – конечно же, дебютировать в миланском “Ла Скала”.

– Поддерживаете ли связь с родиной, собираетесь ли приехать сюда на гастроли?

– Конечно. В Ташкенте у меня мама, которая периодически приезжает в гости и привозит угощения. Также там остались мои дорогие и любимые педагоги, несколько близких друзей.

Что касается гастролей, решать не мне. Если позовут в Узбекистан и все сложится, то с большой радостью. В Европе пел во многих городах. Недавно был в Словении, Албании, осенью поеду в Россию и Латвию.

Есть ли у вас девиз по жизни? Какие качества необходимы артисту?

– Конкретного девиза нет, но часто повторяю слова своего дяди: “Если ты уже постучал во все двери и тебе не открыли, помни, что еще есть окна”.

Проще перечислить те качества, которые артисту не нужны. Тот, кто решил выбрать эту профессию и строить карьеру, уже очень смелый и, видимо, готовый к трудностям человек. Как ни странно, в жанре, который далеко не самый популярный в музыке, желающих петь все больше и больше. Поэтому очень помогает неизменная преданность своему делу. Она выручала меня даже в те моменты, когда ничего не получалось и казалось, что пора бы задуматься о другой профессии. Тогда собирал волю в кулак и шел дальше, а когда уже оглядывался назад на проделанный путь, благодарил небо и понимал: сделал все правильно!

 

Беседовала
Оксана Кадышева.
“Правда Востока”.

Опубликованно в газете “Правда Востока” в № 86 (29049) от 27 апреля 2019 года.

Источник: http://pv.uz/ru/news/sootechestvennik-pokorivshij-italiju

Share:

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

© 2019 Official Site of Baritone Askar Lashkin P. Iva 05074150284