Kultura.Uz: Аскар Лашкин. Опера как призвание

kulturauz

Отважный и неотразимый сердцеед Дон-Жуан, жизнерадостный и находчивый Фигаро, храбрый тореро Эскамильо, злодей Скарпиа…что общего между этими персонажами? Образы всех этих оперных героев воплощает неповторимый баритон. Великих певцов-баритонов любит и знает весь мир – Тито Гобби, Джузеппе де Лука, Дмитрий Хворостовский, Муслим Магомаев, Фредди Меркьюри… Сегодня мы поговорим с молодым, талантливым певцом, голос которого уже покоряет своим колоритом страны Европы, и что особенно приятно это наш земляк – Аскар Лашкин.

Зарина Ходиева,
член Союза композиторов и бастакоров Узбекистана

Аскар – выпускник Республиканского Музыкального Колледжа им. Хамзы, продолжил образование на факультете “Актер музыкального театра” Института Искусств.  Работая над собой молодой артист оттачивал актёрское мастерство, навыки акробатики, хореографии, сценической речи, грима. После окончания института Лашкин работал солистом Ташкентского Театра Музыкальной Комедии (Оперетты), стал лауреатом Республиканских и Международных конкурсов. Продолжая форсировать творческий и профессиональный рост,  певец продолжает учебу в Венецианской Консерватории Бенедетто Марчелло, в классе известного баритона Джанкарло Паскуэтто. Аскар участвовал в мастер-классах с: Сара Мингардо, Лоренцо Регаццо, Эва Лийковска, Барбара Фриттоли, Нахел Аль Халаби. Как настоящий профессионал Аскар Лашкин не прекращает работу над самосовершенствованием, берет консультации у  наставника баритона Пьеро Гуарнера, выступает в самых престижных театрах Италии. Это Ла Фениче (Венеция), Театр Марио Дель Монако (Тревизо), Театр Сан Карло (Неаполь), Театр Болоньи, Театры Аргентина и Элизео (Рим), Театр Перголези (Йези), Театр Витторио Эммануэле (Мессина) и другие.

Аскар Лашкин работал с мировыми дирижёрами – Франко Тринка, Марко Титотто, Маурицио Дини Чачи, Алессандро Кадарио, Энрико Де Мори, Джермано Нери, Эдди Де Надаи; также с режиссёрами: Франческо Беллотто, Пьер-Эммануель Руссо, Милена Кокоцца, участник концертных и оперных сезонов, таких как: Circolo Della Lirica (Падуя), Cantiere all’opera (Падуя), Teatroperando (Болонья), Oltreilteatro (Турин), Vicenza in Lirica (Виченца), AICS (Падуя), Amici della Russia (Падуя), Comitato Mascagnano “Amici della Lirica” (Баньяра Романьи), Russkie Motivi Stravinsky (Милан), Tournée “Opera di Mosca”, Musica a Palazzo (Венеция), Orchestra “Nova Symphonia Patavina” (Падуя), Venice Chamber Orchestra (Венеция), I Musici Patavini, DonneInMusica (Пиза), Europa InCanto (Рим), Mythos Opera Festival (Сицилия), Оперное Предприятие Франческо Таманьо (Турин).

 Но несмотря на плотный гастрольный график и дальнее расстояние он всегда помнит и любит свою родину – Ташкент.

– Аскар, Вы росли в музыкальной семье, вероятно это и предопределило выбор профессии? Ваша любовь к музыке и сцене зародилась еще в детстве?

– Да, в выборе профессии большую роль сыграла творческая атмосфера в семье, с детских лет меня окружала музыка, артистическая семья – бабушка была балериной, его дедушка работал в известном коллективе народного танца им. Батыра Закирова. Мои родители также учились музыке, мама по классу фортепиано, папа по классу баян. Бабуля будучи балериной значительную часть жизни обучала молодежь народным танцам. Дедушка также был профессиональным танцором. Не являясь профессиональными певцами, они всегда пели. Бабулю отличал абсолютный слух, а деда – очень красивый природный баритон. Родители также в свое время окончили музыкальное училище. Мне очень повезло, что они разделяют мою любовь к музыке, когда я решил выбрать творческую профессию, посвятить жизнь сцене, вся семья отнеслась к этому решению с пониманием и уважением. Моя мама дала мне очень многое в начале моего пути. Моя семья, мои родные — это моя опора и именно там черпаю свою вдохновение, и заряжаюсь энергией.

– С чего начался Ваш творческий путь? Как появился интерес к опере?

– Все началось с отделения академического пения в колледже имени Х.Х.Ниязи, где благодаря педагогам Л. Гавриловой и Е. Кирбятьеву понял, чему хочу посвятить свою жизнь. Стал коллекционировать записи, видео, читал автобиографические книги великих оперных певцов и четко понял, что буду развиваться в этом направлении. Концерты, посвященные Муслиму Магомаеву, и работа в театре были после и явились важной составляющей моего становления как личности и артиста.

– Оперное искусство – разнообразный и впечатляющий мир интереснейших сюжетов, полных ярких персонажей, со своими индивидуальными чувствами. Однако опера доступна для понимания далеко не каждому. Так ли она популярна как прежде, на родине жанра в современной Италии?

Опера, действительно, искусство не для всех. И, конечно, если сравнивать разные эпохи, то сегодня жанр переживает не самые лучшие времена, но, несомненно, остается одним из самых сложных и дорогих. Насколько ее ценят и понимают, очень сильно зависит от каждого, кто с ней сталкивается. Еще важно отметить проблему сложившихся стереотипов. Если просто спросить у человека, который не является поклонником оперы, как он представляет себе поход на подобную постановку, то он опишет ее, скорее всего, как некое скучное, непонятное действие с кричащими певцами и нафталиновой атмосферой. Поэтому, считаю, публику надо воспитывать, уже с детства объяснять и приобщать к искусству. В Италии существуют уникальные проекты, с помощью детей с четырех лет приобщают к искусству. Начиная от бесплатного посещения крупнейших мировых музеев и заканчивая музыкальными вечерами, причем школьники не только посещают театр, но и принимают участие в спектакле. Безусловно все это благотворно влияет на музыкально-эстетическое воспитание подрастающего поколения.

Отмечу проект “Europa InCanto”, где около 160 тысяч школьников смогли стать частью настоящих оперных постановок, был интересным и ценным опытом для меня. Юному коллективу предоставилась возможность выучить хоровые партии, изготовить костюмы и выйти на сцену в величайших театрах Италии, включая Неаполь или Болонью. Надеюсь, это станет настоящей традицией, позволяющей воспитать нашего будущего зрителя и привить ему любовь к этому бессмертному жанру. Я рад, что участвовал в таком масштабном проекте для молодежи.

– Специалисты отмечают, что ваше исполнение отличает умение соединить актерское и вокальное мастерство. В частности, Аттилия Тартаньи отметил, что Вы впечатлили публику отличной постановкой голоса, хорошим произношением и аутентичными актерскими данными, убедительно продемонстрировав не только подготовку, но и харизму. Как Вам это удается? В чем секрет?

– Современный оперный певец должен не только владеть голосом, но и уметь по-настоящему играть на сцене, как это делают драматические артисты. За этот важнейший багаж знаний благодарен своему наставнику, руководителю нашего курса в Государственном институте искусств и культуры Узбекистана, бывшему художественному руководителю и главному режиссеру театра оперетты Сергею Каприелову. В Италии я продолжив работу в этой сфере и совершенствовал актерски навыки, работал над различными партиями и прожил каждую сцену вместе со своим героем. Я стараюсь уделять много времени именно сценическому образу, раскрытию психологических особенностей персонажа.

– В Вашем творческом резюме есть различные партии из опер, оперетт и даже опыт игры в мюзикле «Нотр дам де Пари» Р. Коччанте, где Вы блестяще исполнили партии Гренгуара и Фроло.  Какие роли Вам особенно дороги и есть ли таковые?

Каждая партия мне близка, а если и нет, значит, моя задача сделать ее таковой для себя, будь то роли Дон Жуан или Фигаро. С годами пополняется и репертуар – партии и отдельные арии из произведений Моцарта, Масканьи, Пуччини, Россини, Доницетти, Беллини, Бизе, Гуно, Чимарозы и других композиторов, намечены партии Шонара в “Богеме” Пуччини, Зурги в “Искатели жемчуга” Бизе, Доктора Малатеста в “Дон Паскуале” Доницетти и Бопертю из ранее мне не знакомой оперы “Шляпка из флорентийской соломки” знаменитого Нино Рота.

В 2008 и 2012 годах в Государственном институте искусств и культуры Узбекистана состоялся целевой набор студентов для пополнения труппы театра молодыми талантливыми специалистами, руководитель курса С. Каприелов. Дипломные спектакли «Аршин Мал Алан» У Гаджибекова и мюзикл, поставленные со студентами курса, получили положительные отклики со стороны театроведов, зрителей и СМИ. Это был яркий молодежный проект, где мне выпала удача поучаствовать.

-Фигаро — изобретателен, остроумен, жизнерадостен и энергичен. Он необыкновенно сообразительный – с лёгкостью придумывает интриги и добивается своих целей. Какой он Ваш Фигаро?

Что касается Фигаро, то как раз с его острого и яркого характера много лет назад началась моя любовь к опере. Партия, безусловно, считается одной из самых известных и сложных для баритона. Его каватину, которую знают из мультфильмов даже дети, часто просят исполнить на многих мировых конкурсах и прослушиваниях. Для меня лично роль была своего рода планкой, до которой хотел дорасти. И взять ее вопреки тому, что некоторые специалисты оценивали мой голос как неподходящий для нее. В персонаже нахожу много общего с самим собой и получаю колоссальное удовольствие, играя его. После прослушивания для Международного музыкального молодежного фестиваля в городе Генуя (GIMYF), я был выбран для концертного сезона и на роль Фигаро в «Севильском цирюльнике», для турне по Италии, Китаю, Чили, Парагваю, Иордании.

– Поделитесь Вашим мнением о современном оперном искусстве в Италии и в Узбекистане?

– Безусловно, Италия – родина оперы, практически все итальянцы знают и любят ее как народный вид искусства. Однако нельзя не учесть печальный факт, что пандемия внесла весьма значительные коррективы в жизнь и деятельность театров по всему миру. Глобальный онлайн и карантины все же негативно сказываются на сценических жанрах.

В Италии 46 действующих оперных театров, многие из которых входят в ряды самых известных во всем мире, несколько сотен профессиональных оперных агентств и тысячи культурных ассоциаций образуют целую систему. Оперы ставят не только в театрах, но и различных залах, виллах, исторических дворцах, парках. Вокалом занимаются в любом возрасте, даже просто для себя в виде хобби, поют в хорах по выходным. Но несмотря на это, общий кризис жанра все же чувствуется.

Что касается Узбекистана, среди соотечественников немало талантов – сильных и красивых голосов, профессиональных педагогов, которые вкладывают всю душу и старания в своих учеников. За последние годы республика наладила много контактов с профессионалами из Европы, в том числе в музыкальной сфере, проведено несколько международных фестивалей. Регулярно осуществляются постановки и оперные премьеры в ГАБТе им. Алишера Навои образцов мировой классики и композиторов Узбекистана. Думаю, это очень плодотворно отразится на развитии оперного жанра в стране.

– Италия – родина Сальери, Микеланджело, да Винчи, родоначальница многих традиций современной Европы и исторический центр Средиземноморья. Какой открылась она для Вас?

– В Италии я открыл и полюбил всем сердцем музыку, архитектуру, людей, кухню, историю, менталитет, который, кстати, в чем-то схож с менталитетом узбекского народа – люди здесь такие же теплые и открытые. Италия открывалась для меня постепенно, понадобилось немало времени, чтобы стать своим. Язык был одной из причин, по которой после окончания туристической эйфории впал почти в депрессию и чувствовал себя изолированным от общества. Хорошо, что поддерживала музыка, достаточно быстро появились чудесные люди в лице однокурсников, педагогов, которые были очень терпеливы и готовы всегда помочь. Поэтому уже через шесть месяцев сдал тест на знание языка, а позже написал на нем дипломную работу. Итальянская молодежь ничем не отличается от ровесников из других стран. Но можно выделить в них тягу к познаниям и путешествиям. Они часто позволяют себе учиться до 30, а то и старше. Открывая мир, выезжают в другие страны по программам обмена студентами, которые могут длиться несколько месяцев или даже год. И такие возможности, несомненно, помогают общекультурному развитию.

И это при том, что итальянцы – большие традиционалисты, в чем-то это даже им мешает. Но в остальном именно любовь и уважение к наследию позволяют сохранять то, на что приезжают посмотреть туристы со всего мира.

И все же для меня намного важнее покорить не Италию, а публику, завоевать зрительское признание. Можно покорить Эверест – он такой один. А в музыкальной карьере, когда покорил один Эверест, на горизонте появляется новый. В этом и прелесть нашей профессии.

– Согласны ли с утверждением, что гений – это лишь 5% таланта, а 95% труда?

Да, абсолютно согласен, чтобы достичь каких-то высот, нужно упорно трудиться, развивать свои таланты, совершенствоваться и не останавливаться на достигнутом. Я часто повторяю слова своего дяди: “Если ты уже постучал во все двери и тебе не открыли, помни, что еще есть окна”. Ведь, тот кто решил выбрать эту профессию и строить карьеру, уже очень смелый и, видимо, готовый к трудностям человек. Как ни странно, в жанре, который далеко не самый популярный в музыке, желающих петь все больше и больше. Поэтому очень помогает неизменная преданность своему делу. Она выручала меня даже в те моменты, когда ничего не получалось и казалось, что пора бы задуматься о другой профессии. Тогда собирал волю в кулак и шел дальше, а когда уже оглядывался назад на проделанный путь, благодарил небо и понимал: сделал все правильно!

-Скажите, пожалуйста, идет репетиция, подготовка оперы. И, к примеру, вы не согласны в чем-то с дирижером или с режиссером-постановщиком. Что вы сделаете: будете спорить или сделаете так, как он считает нужным? С кем сложнее работать – с режиссерами или с дирижерами?

-Я до сих пор отношусь, или меня относят, к очень молодым певцам. Поэтому, как и полагается молодому певцу, я стараюсь брать что-то полезное для себя даже работая с режиссёрами и дирижёрами с которыми не очень согласен. Тем более если раньше были эпохи “театр примадонн”, “театр дирижёра”, то сегодня часто господствуют режиссёры. Был случай, когда режиссёр видя что я с лёгкостью отвечаю на все его запросы, добавлял всё больше и больше движений в мою арию, я за 30 секунд пел стоя, сидя, лёжа и пританцовывая, но после таких экспериментов к концу арии терял контроль над дыханием. Тогда пришлось мне дипломатично объяснять, что это слишком, на мою удачу режиссёры шли на встречу и даже признавали свои ошибки.

Мне также везёт с дирижёрами и обычно это профессионалы с большой буквы, правда бывает что не получается найти тот самый feeling и однажды не понимая жест одного маэстро, мне пришлось меньше смотреть на него, чтобы не путаться, а слушать оркестр и петь с оркестром.

Сложнее наверное работать с теми, кто не хочет работать, а с остальными процесс работы приносит настоящее удовольствие.

-А как вы относитесь к концертному исполнению опер? Есть разница для вас как для исполнителя? Это, наверное, легче, чем в костюме весом 50 килограммов бегать по сцене?

-Лично для меня – это гораздо сложнее. Ты сильно ограничен. Ты должен каким-то образом “рассказать” всю историю, без костюма, режиссуры, декораций… В таких случаях костюм в 50 кг мне гораздо предпочтительнее. К концертной форме часто прибегают из-за невозможности реализации полноценной постановки, на то могут быть и экономические мотивы. Но я предпочитаю иметь свободу в движении и интерпретации.

Что вы думаете о современной оперной режиссуре? Когда певцы в кожаных куртках и на мотоциклах.

-Я не имею ничего против современных постановок с двумя условиями. Первое, чтобы это было оправдано. Второе, чтобы не приносили в жертву написанное композитором и либреттистом.

Например, “Дон Паскуалэ” в постановке Дамиано Микелетто, для Royal Opera House, мне очень по душе. Как и более глубокое прочтение самого персонажа Дона Паскуалэ, так и современные декорации. А вот Кармен убивающая Дон Хозе в конце оперы или Виолетта, моющая посуду в дуэте с Жермоном – это для меня бессмыслица и явный признак безвкусицы, а также желание режиссера выделиться любым способом, пусть даже таким неуместным. Но к счастью, именно постановки как у Дзеффирелли, становятся историческими и любимыми, а это что-то значит.

Когда человек настолько успешен в том, что он делает, он часто становится объектом интриг, особенно в театре. Вы испытывали такое на себе?

-Очень деликатная тема… Конечно не без этого, в любом театре есть соперничество, зависть, ревность, сплетни и т.д. Но опыт “закулисной” жизни – это тоже опыт, который готовит артиста и закаливает для будущей карьеры. Я это проходил и несомненно благодарен всем подобным ситуациям. Я думаю главное, чтобы ты как артист, мог доказать свое мастерство своей работой на сцене, а не разборками за кулисами. Не так давно была подобная ситуация в моем опыте, где после спектакля, критики написали, что из двух солистов певших одну роль, они предпочли Аскара Лашкина.

Для вас опера – специальность, призвание, хобби, образ жизни?

-Первое, второе, третье и четвертое (улыбается). Хотя по сей день бывает что незнакомые люди спрашивают, кто я по профессии и получив ответ “оперный певец” переспрашивают “а работаешь кем?”. Я считаю что человек, который любит свою работу – это уже счастливый человек и я отношу себя именно к таким людям. Хотя конечно же, только занимаясь музыкой по-настоящему, ты понимаешь насколько это непросто.

Как говорил К.С.Станиславский “Любите искусство в себе, а не себя в искусстве”, вот и я стараюсь следовать этому назиданию, и очень надеюсь что мой рост и достижения буду только расти.

Безусловно, оперный певец – это не просто профессия, это призвание. Пусть жизнь расписывает счастье как по нотам, пусть Ваш голос воодушевляет весь мир и радует. Здоровья, вдохновения, неугасаемого света славы и успехов Вам, Аскар!

http://kultura.uz/view_6_r_16770.html
Torna su